Мысли на каждый день
Не разрушайте чужого храма, если не можете немедленно воздвигнуть на месте том новую храмину. Место храма не должно оставаться пустым.
Знаки Агни Йоги, 58

Часы работы (зимний сезон)
ПН
11-18
СР
11-18
ЧТ
11-18
ПТ
11-18
СБ
11-18
ВС*
11-18
*кроме последнего в месяце
Скачать буклет
"Мочь помочь - счастье"
Актуально

ПН
11-18
СР
11-18
ЧТ
11-18
ПТ
11-18
СБ
11-18
ВС*
11-18
*кроме последнего в месяце

«Алтай в моём сердце…». Интервью Артура Багинского

20.09.2019


Авторская, или бардовская, песня зародилась в конце 50-х годов прошлого века, когда у костров, под гитару, туристы, геологи, альпинисты пели свои собственные песни. Особую популярность бардовская песня приобрела с появлением автора, поэта, журналиста Юрия Визбора. Его песни-репортажи рассказывали о романтике гор, о сильных людях, которым хотелось подражать. Лучшие традиции этого жанра продолжает новосибирский автор и исполнитель Артур Багинский, концерт которого прошёл в Музее Н.К. Рериха 12 сентября. Артур вместе с семьёй много лет путешествует по Алтаю, и в результате этих поездок появляются песни. После концерта с ним побеседовала журналист Наталья Шадрина.

По Вашим песням чувствуется, что, как Визбор, писавший: «Я сердце оставил в Фанских горах», Вы можете сказать, что своё сердце Вы оставили на Алтае.

Да, наверное, можно так сказать. Если появляется малейшая возможность по времени организоваться всем — первый вариант, куда мы решаем поехать, это на Алтай. В этом году была возможность поехать лишь на два дня. Тем не менее, несмотря на достаточно долгую дорогу (мы выехали в 4 утра, чтобы успеть побольше захватить), мы провели два потрясающих дня в горах. И результатом такой даже короткой поездки стала новая песня.

Вы ощущаете особую энергетику гор Алтая?

Да, безусловно. Это буквально с самых первых поездок проявилось. Соединение красоты, мощи, и соединение стихий — там, где в буквальном смысле небо соединяется с землёй, когда ты видишь: вершина горы уходит головой в облака, но не видишь, что там, выше, происходит. Наверное, это небо снисходит на землю. И это бывает не в каждом месте. Всё же Алтай —особенное место. И эти впечатления от поездок, и самые первые, и последующие, каждый раз приводят к мысли, что тебе хочется туда возвращаться. Есть какой-то магнит невидимый, который постоянно тебя туда тянет. Я думаю, что можно вести речь о каком-то свете, о духовности. Не потому что там вкусно кормят или мягко стелют, это совершенно другое. Это не физические потребности, а духовная тяга.

Трансляцию с концерта можно посмотреть:
- на Ютуб: https://www.youtube.com/telesibro
- ВКонтакте: https://vk.com/roerichmuseumnsk

Скажите, пожалуйста, что у Вас появилось раньше — путешествия или стихи? Или одновременно?

Нет, стихи я пишу давно, с юношеских лет появились первые опыты написания стихов. Помнится, даже в студенческие годы я сочинил одну песню, но это был достаточно неудачный опыт, и я надолго забыл о возможности соединять стихи и музыку. Но стихи периодически рождались. И в какой-то момент я понял, что можно соединить две эти стихии.

Но, как говорится, не бывает бывших разведчиков и не бывает бывших музыкантов, а я с 6 лет занимался музыкой, восемнадцать лет своей жизни положил на получение музыкального образования. Потом жизнь так сложилась, что я стал заниматься другими вещами, но если с детства музыка в тебе звучит, то рано или поздно она всё равно найдёт выход, прорвётся наружу. Видимо, такой момент наступил, когда я понял, что можно свои собственные стихи соединять с музыкой.

И, наверное, по какому-то волшебству Вы в самом начале вспомнили про Визбора. Именно песни Визбора подтолкнули меня на написание своих собственных песен. В своё время я скачал все песни Визбора, все альбомы, которые существуют в записи, и на протяжении года-полутора слушал их. В первую очередь в машине, когда едешь на работу, у тебя есть 30-40 минут свободного времени, и когда с работы возвращаешься. Каждый день я пропитывался песнями Визбора, и в какой-то момент эта накопившаяся энергия нашла выход в виде написания своих песен. Так что стихи появились раньше, но в первую очередь я мыслю себя как автор и исполнитель песен. Поэт, разумеется, тоже, но это как одна из составляющих соавторства собственного.

А путешествия?

А путешествия появились, наверное, раньше, чем песни, но позже, чем стихи. Помню первую поездку на Алтай, когда нас потрясли виды гор. Мы тогда доехали до первых вершин — не очень высокие горы, 700 – 800 метров, но их мощь, величие произвели неизгладимое впечатление, и я понял, что мне хочется приезжать сюда снова и снова. А в сегодняшнем концерте у меня даже была такая строчка, что здесь можно провести всю оставшуюся жизнь, такое это было сильное впечатление.

Были и другие поездки: в теплые страны, в Казахстан — я регулярно езжу к своей маме, но Алтай остаётся тем местом притяжения, куда хочется возвращаться, где хочется путешествовать, о котором хочется узнавать больше и больше, открывать для себя какие-то новые неизведанные уголки, красоты, виды. Это словно толстая интересная книга, которую ещё предстоит читать и читать.

Вы сказали: «поехали на Алтай». Поехали откуда? Вы в Новосибирске живете?

Я с 1991 года живу в Новосибирске, здесь женился, у нас дочка уже взрослая. Помню, долгие годы работал практически без отпусков. Хорошо, если летом удавалось съездить к маме. В какой-то момент настали более стабильные времена, можно было посвятить отпуск каким-то путешествиям, и первое путешествие было именно на Алтай. Просто так совпало, душа, наверное, туда тянула.

Нельзя сказать, что Алтай в каких-то глухих местах очень красивый, а в других местах некрасивый. Это абсолютно не так. Я знаю, что многие люди приезжают в район Чемала, останавливаются на Катуни, где самое большое скопление туристов, и очень этому рады. Для них достаточно увидеть не самые высокие горы, эту мощную реку. Они считают, что да, они побывали на Алтае. Я их прекрасно понимаю, это действительно так, там тоже очень красиво, там своя красота. Но если есть возможность заехать в какие-то более отдалённые уголки — ты увидишь там совершенно другой Алтай. Он открывается для тебя с совершенно другой стороны. Это как кубик Рубика, который каждый раз по-разному складывается.

По профессии первой Вы кто?

По первой профессии я пианист, в 1996 году окончил консерваторию как пианист. У меня педагогическое образование и я мог бы работать концертным исполнителем, но в середине 90-х годов времена были для меня тяжёлые, и в какой-то момент я понял, что, наверное, не получится заниматься и каким-то образом зарабатывать деньги профессиональной музыкой, и я принял нелёгкое для себя решение. Из музыки ушёл и начал работать в коммерческой организации.

Я сталкивалась с таким мнением, что бардовская, авторская песня, — это что-то уже не современное. Дескать, прошлый век — романтика, которая была свойственна людям, она у костра и рождала эти песни. А сейчас, в век прагматичных людей, это уже шаг в прошлое. Ваша точка зрения?

Не соглашусь. Просто сейчас в современном мире появилось больше возможностей у молодёжи проявить себя в каких-то других областях. Тем не менее авторская песня, бардовская песня, и сейчас привлекает большое количество молодых авторов и исполнителей, достаточно скептикам один раз приехать на какой-нибудь Грушинский фестиваль, на котором собираются десятки тысяч поклонников, и посмотреть, сколько там молодёжи. Есть площадки, на которых выступают молодые авторы и исполнители. Я считаю, что совершенно однозначно у авторской песни есть своё место и своё будущее. Наша задача, авторов и исполнителей, продолжать вносить в неё свою лепту, поддерживать её, как горящий огонь.

Мне очень импонирует то, что Вы показываете всё-таки романтику, романтику этих путешествий и юмор по отношению к трудностям. Расскажите, пожалуйста, как говорится, о закулисной стороне некоторых песен. «По той же трудной дороге, где добродушный местный житель пугал…» — как это было?

На самом деле эта песня основана на реальных событиях. В стихах я описал реальную дорогу к альплагерю «Актру». Невозможно без юмора относиться к происходящему, особенно, когда на это смотришь через какое-то время. Разумеется, тогда в дороге было что-то невероятное. Машину трясло, и мы действительно болтались, как кости в банке, так что выпрыгивали из рук и фотоаппараты, и видеокамеры. Мы забывали о том, что надо следить за дорогой и снимать — уцелеть бы, удержаться в машине, тем более, что уазик был не самый современный. У него периодически открывалась дверь, и мы боялись, чтобы никто не выпал и вещи бы не улетели.

В итоге, когда мы спустились вниз и прошло какое-то время, мы не то чтобы сильно зауважали себя, что проделали такой путь, но, по крайней мере, поняли, что мы что-то в этой жизни прочувствовали такое, чего с нами раньше никогда не происходило. Когда проходит какое-то время — видимо, это свойство человеческой памяти — стираются неприятные воспоминания и остаются только хорошие, положительные эмоции.

Песня та родилась примерно через год после поездки — не сразу, не по горячим следам. Прошло время, немножко улеглись страхи, соответственно остались только светлые воспоминания и какой-то юмор по отношению к пережитым трудностям.

Песни рождаются практически после каждой поездки. Но должно придти какое-то осмысление, осознание. Ты должен «переварить» впечатления. Хотя есть у меня и другой опыт. Сегодня прозвучала песня «Доброе утро», — она написана как раз непосредственно прямо во время поездки. Как правило, я просыпался раньше всех в походе, в тот час, когда все ещё спят, и у тебя есть возможность побыть наедине с Алтаем, наедине с природой, — и как раз в этот момент приходили какие-то стихи и записывались. И позже, по возвращении, они превратились в эту песню. Бывает и так. Но большинство песен всё-таки написано уже после возвращения, когда ты вспоминаешь самые яркие моменты и стараешься их запечатлеть.

Сегодня Вы подчеркнули, что зал, в котором Вам довелось выступать, особенный.

Зал здесь потрясающий. И проходит выставка работ замечательного художника, я был на её открытии. Рашид Зиатдинов потрясающие картины пишет. Эта выставка посвящена Белухе, но у него много работ, посвящённых другим уголкам Алтая. И сам он человек светлый, и картины такие, что просто светятся. Особенно снежные вершины, белые пятна, как дополнительный кусочек света. Я сказал на открытии выставки и сейчас могу повторить, что это просто удивительно, что в сердце города, в мегаполисе, который из бетона, стекла состоит, есть такой уголок — Музей Рериха, в котором живёт дух Алтая. Здесь свет с каждой картины исходит. И петь в этом месте — это особенное ощущение — незабываемое, непередаваемое, здесь очень легко и светло.



 Рассказать друзьям:
ВКонтакт Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Вся работа СибРО ведётся на благотворительные пожертвования, доход от продажи музейных билетов существенно меньше, чем затраты. Пожалуйста, поддержите нас любым вкладом:

Возврат к списку

История Музея Рериха

Музей Н.К.Рериха в центре города Новосибирска построен Сибирским Рериховским Обществом методом народной стройки, то есть на добровольные пожертвования множества людей и организаций. Многие приезжали со всей страны в свои отпуска для выполнения работ.


Инициатору и вдохновителю строительства Музея – Наталии Дмитриевне Спириной – в момент начала строительства было 86 лет.



Фильм
"Музей Н.К. Рериха в России Азиатской"
о строительстве Музея Н.К. Рериха в Новосибирске.

Возведение Музея Рериха в Новосибирске началось с полной реконструкции в 1997 году полуразрушенного детского садика (стены разбирались почти до фундамента).

Интерес к строительству из разных городов России и зарубежья был так велик, что выставки и слайдпрограммы для приезжающих гостей начали понемногу проходить ещё в неотштукатуренных помещениях строящегося Музея.

Неофициальное открытие Музея произошло 4 мая 2001 года, в день празднования 90-летнего юбилея Н.Д.Спириной.

Официально Музей открыт с 7 октября 2007 года.